+7 (499) 653-60-72 Доб. 817Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 419Федеральный номер

Является ли источником права постановление конституционного суда

ЗАДАТЬ ВОПРОС

Защита сост оится 3 октября года в 16 часов на заседании диссертационного совега Д Саратов, ул. Чернышевского, , ауд. Актуальность темы исследования. Советская концепция источников права, не признающая не только акты, но и роль суда сколь либо выходящими за пределы единичного случая, с провозглашением в России постулатов разделения государственной власти претерпела определённого рода модернизацию. С начала деятельности Конституционный Суд уже своими первыми решениями сделал, пусть и не всегда удачную в политическом измерении, но вполне известную и даже стоящую ему существования юридическую заявку.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Что общего у актов КС и норм права. Является ли постановление КС источником права.

Постановления Конституционного суда как источник права

Страшун заместитель руководителя Научно-аналитического центра конституционного правосудия Конституционного Суда Российской Федерации. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права. Думается, уже можно констатировать, что времена, когда у нас господствовало понимание судебных решений исключительно как актов правоприменения, ушли в прошлое.

Сегодня большинство специалистов не сомневается в том, что судебные решения могут носить и нередко носят нормативный характер и, следовательно, представляют собой источник права, притом не только в странах англосаксонской правовой системы, но и в странах континентальной Европы, включая нашу.

Тем не менее есть еще немало исследователей права, которые, в сущности, по-прежнему согласны с Ш. Монтескье, утверждавшим, что судья — это говорящие уста закона, и не более. Теоретическая проблема, стало быть, еще остается.

В советские времена Верховный Суд СССР, верховные суды республик обладали правом давать руководящие разъяснения по вопросам применения законодательства, и эти разъяснения были обязательны, а значит, были нормами для судов, других органов и должностных лиц, применяющих разъясненный закон см. Действующая российская Конституция ст. Этот пример свидетельствует, что суд и у нас выступает не только как правоприменитель, но и как субъект правотворчества.

Однако наиболее ярко это проявляется в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, который дает общеобязательное, а следовательно, нормативное, толкование Конституции Российской Федерации, прекращает действие правовых норм, признанных им не соответствующими российской Конституции, или не допускает их вступления в силу ч. Сказанное в некоторой части следует отнести и к другим судам, особенно в случаях, когда они осуществляют административное судопроизводство.

У нас решения Конституционного Суда Российской Федерации иногда характеризуют как судебные прецеденты. Вряд ли, однако, это правильно.

Ведь прецедент, если можно так выразиться, — это пример для подражания. Решения же Конституционного Суда, даже разрешающие конкретные дела о конституционности законодательных и некоторых других правовых норм высокого уровня, — это не прецеденты, потому что подобные дела разрешать никакой другой суд не компетентен. И для самого Конституционного Суда его собственные решения вряд ли можно считать прецедентами, поскольку аналогичные дела Судом повторно не рассматриваются, хотя в определениях об отказе принять дело к рассмотрению соответствующие правовые позиции иногда повторяются и разъясняются дополнительно.

Эти решения, посмею сказать, суть нормативные акты, хотя и особого рода. Статья 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в качестве итоговых решений Конституционного Суда определяет постановления и заключения. Постановления выносятся по вопросу о конституционности нормативно-правового акта или еще не вступившего в силу международного договора, по спору о компетенции и при даче толкования федеральной Конституции: заключения — по вопросу о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в совершении тяжкого преступления.

Кроме того, часть первая ст. Хотя в федеральном конституционном законодательстве не указано, в какой форме Конституционный Суд должен в данном случае выносить свое решение, по смыслу это должно быть заключение.

Трудно удержаться от замечания о том, что при нынешнем состоянии конституционного законодательства в таком случае возникнет сложная юридическая проблема содержания такого заключения, поскольку Конституция никаких требований к порядку инициативы референдума не предусматривает и проверять здесь Конституционному Суду практически нечего.

Что касается определений, выносимых Конституционным Судом в порядке конституционного судопроизводства, то упомянутая статья Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" их как итоговые решения не характеризует. Тем не менее некоторые виды определений по существу представляют собой именно итоговые решения.

Я имею в виду определения об отказе в принятии дела к рассмотрению, а также о прекращении производства по делу. В таких определениях, как и в постановлениях, нередко содержатся правовые позиции Конституционного Суда, имеющие нормативную природу.

В постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации нормативные правоположения содержатся как в резолютивных, так и в мотивировочных частях, однако представляется, что значение их различно в зависимости от того, в какой из частей постановления они находятся и какую форму имеют.

В мотивировочных частях постановлений нормативные правоположения обычно имеют форму правовых позиций, слабо связанных с конкретными ситуациями. В некоторых случаях, когда суждение Конституционного Суда относится к весьма конкретной ситуации, оно опирается на правовую позицию, которая выраженным образом не сформулирована, но подразумевается. Так, уже в самом первом деле, рассмотренном Конституционным Судом России 14 января г.

Конечно, в интересах надлежащего правоприменения целесообразнее было бы формулировать и такие правовые позиции, несмотря на их кажущуюся подчас банальность, но обязательность подразумеваемой правовой позиции Конституционного Суда сомнения все же не вызывает, поскольку к данной конкретной ситуации она применена.

Естественно, что выявление подразумеваемой правовой позиции требует определенной юридической квалификации, и правоприменители должны такой квалификацией обладать. В резолютивной же части постановления формулируются прежде всего нормы, которыми либо подтверждается или, наоборот, отрицается конституционность оспариваемых нормативных положений, либо устанавливается принадлежность спорного властного полномочия, либо же формулируются нормативные положения, призванные разъяснить смысл определенных конституционных норм.

При этом Конституционный Суд подчас вынужден, прекращая действие антиконституционной нормы, формулировать новую с временным действием, поскольку в противном случае был бы нанесен неоправданный ущерб субъектам соответствующих правоотношений.

В качестве примера такой нормы можно привести положение постановления от 27 апреля г. Согласно этому постановлению "до урегулирования вопроса о правовом статусе государственного языка языков Республики Башкортостан в надлежащем порядке правоприменительные органы должны обеспечивать в ходе избирательного процесса реализацию избирательных прав граждан вне зависимости от требований к знанию языка".

Но наряду с нормами, сформулированными как таковые, и в резолютивной части могут быть помещены, иногда в более сжатом виде, правовые позиции, обоснованные в мотивировочной части постановления. Порой и они бывают подразумеваемыми, когда излагается лишь правовая оценка конкретной ситуации.

Правда, далеко не во всех постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации резолютивные части содержат правовые позиции, приобретающие форму правовых предписаний норм.

Напротив, мотивировочную часть постановления трудно себе представить без правовых позиций, однако эти правовые позиции не всегда формулируются как нормы, но довольно часто имеют вид рассуждений на тему.

Отсюда возникает искушение отрицать за ними нормативный характер. Такому искушению поддаваться нельзя. Правовая позиция Конституционного Суда — это общеобязательное предписание и для законодателя, и для правоприменителя.

Законы кроме возможных федеральных законов о поправках к Конституции и другие нормативные акты, равно как и акты индивидуального правоприменения, не должны противоречить правовым позициям, из которых исходит Конституционный Суд в результате анализа конституционных положений.

Остаются открытыми такие вопросы, как сравнительная юридическая сила правовых позиций, изложенных в резолютивной и мотивировочной частях постановления, и обязательность для правотворческих и правоприменительных органов правовых позиций, сформулированных только в мотивировочной части постановления. Ведь постановление обязательно целиком, а не только в резолютивной части, хотя последняя и представляет собой необходимый концентрированный вывод из изложенного в мотивировке.

Наконец, нельзя исключить и такой ситуации, когда спустя значительное время та же или иная палата примет правовую позицию, не обратив внимания на то, что она отклоняется от сформулированной ранее. Как быть в этом случае? Другие позиции имеют юридически ориентирующий и координирующий смысл".

Однако сам В. Кряжков далее справедливо замечает, что Федеральный конституционный закон не делает различий между правовыми позициями с точки зрения необходимости сохранения их стабильности.

Можно к этому добавить, что с любой иной точки зрения — тоже. К тому же Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации", не разрешая пересмотра Конституционным Судом его решений, допускает возможность изменения Конституционным Судом его правовой позиции при разрешении последующих дел. Правда, согласно ст.

Можно предположить, что палата не вправе формулировать правовые позиции, отклоняющиеся от тех, которые содержатся в решениях Конституционного Суда, вынесенных его пленумом. Больше об этом Федеральный конституционный закон не говорит ничего, однако вопросы остаются.

В частности, остается вопрос о том, может ли пленум по своей инициативе занять иную правовую позицию, чем сформулированная ранее одной или обеими палатами или даже им самим. Думается, ответ на этот вопрос должен быть положительным. Одна из задач судов, а Конституционного Суда Российской Федерации в особенности и в первую очередь, заключается в том, чтобы приспосабливать Конституцию Российской Федерации к меняющимся отношениям в обществе в тех, разумеется, пределах, которые допускаются ее буквальным текстом.

Если бы суды не выполняли этой задачи, жизнь первоначального текста любой конституции была бы весьма короткой, и вскоре потребовалось бы либо исправлять конституцию, подчас даже латать ее, либо вообще принимать новую.

Разумеется, следует согласиться с П. Кондратовым в том, что "изменение Судом своей правовой позиции не означает отмены ранее принятого решения". Такое изменение имело место на практике, и этот случай целесообразно привести.

Сформулированная в резолютивной части постановления правовая позиция обусловливала конституционность указанных законоположений наличием гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью такого решения. Эта правовая позиция также была сформулирована в резолютивной части постановления.

Соответствующим образом здесь истолковано положение постановления от 20 мая г. В результате можно считать, что по вопросу о конфискации имущества актуальна правовая позиция Конституционного Суда, выраженная в постановлении его пленума от 11 марта г. Дело, по которому вынесено это постановление, думается, не случайно пленум Суда принял к своему производству, хотя в опубликованных документах нигде нет ссылки на ст.

Впрочем, нельзя исключить и такой ситуации, когда спустя значительное время та же или иная палата или пленум Конституционного Суда изложит какую-то правовую позицию, не обратив внимания на то, что она отклоняется от сформулированной ранее.

Законодательство пока ответа не дает. Думается, что, как и в случае с законом, более поздний акт имеет преимущество. В период действия Конституции России года Конституционному Суду Российской Федерации выносить заключения не довелось.

Поэтому трудно сказать, как сложится практика в будущем и станет ли Конституционный Суд формулировать в заключениях нормативные правоположения. Исключить этого нельзя, хотя вероятность, на мой взгляд, мала, разве что в проверяемой процедуре будет допущено нарушение, обусловленное непониманием конституционной нормы.

В определениях же Конституционный Суд Российской Федерации формулирует свои правовые позиции далеко не всегда, но если и делает это, то обычно только в мотивировочных частях. Например, в хрестоматийном определении от 20 ноября г. Однако в мотивировочной части указано, что регламентация оспариваемых заявителями избирательных процедур избирательная система, заградительный пункт, пределы отклонения численности избирателей в избирательных округах от нормы представительства является вопросом политической целесообразности и осуществляется исключительно законодательным путем.

Хотя правовая позиция в отношении оспариваемых законоположений сформулирована в определении весьма четко, в дальнейшем Конституционный Суд должен был вернуться к рассмотрению этого вопроса.

Дело в том, что отказ в рассмотрении запросов был обусловлен тем обстоятельством, что запросы поступили в Конституционный Суд спустя пять месяцев после вступления оспариваемого Федерального закона в силу и более чем через два месяца после начала избирательной кампании по выборам в Государственную Думу. В этих условиях проведение судебного разбирательства в Конституционном Суде непосредственно перед голосованием могло неоправданно осложнить избирательный процесс и в конечном счете повлиять на результаты выборов, превратив Конституционный Суд в участника избирательной кампании, что противоречит его предназначению и принципам деятельности.

В это время уже возникли и развивались конкретные правоотношения, в рамках которых происходила реализация избирательных прав граждан, и решение Конституционного Суда могло повлечь ущемление этих прав, что нанесло бы ущерб основным конституционным принципам избирательного процесса.

Повторное же рассмотрение Конституционным Судом этих вопросов состоялось спустя три года по запросу Саратовской областной Думы, и постановление было вынесено 17 ноября г. В нем был рассмотрен более широкий круг вопросов, и по каждому из них кроме одного, производство по которому было прекращено приняты мотивированные решения относительно конституционности соответствующих норм Федерального закона при том, что нормы, оспаривавшиеся в году, признаны соответствующими Конституции Российской Федерации.

В связи с этим примером необходимо отметить, что нормативная сила правовых позиций, излагаемых в так называемых отказных определениях Конституционного Суда Российской Федерации, очевидно, меньше нормативной силы правовых позиций, содержащихся в постановлениях.

Это можно вывести и из п. Здесь упомянуто только постановление, но не определение и не заключение. Думается, то же можно отнести и к определениям о прекращении производства по делу. Во всяком случае, как видим, правовая позиция, изложенная в определении, не препятствует управомоченным субъектам вновь оспаривать конституционность тех же правовых норм, о которых шла речь в определениях. Если мы признаем решения Конституционного Суда Российской Федерации источниками права, то должны обратиться и к вопросу о месте этих решений в общей системе источников права России.

За исключением большинства определений, итоговые решения Конституционного Суда связаны с толкованием Конституции Российской Федерации. Это толкование может быть специальным, если дается на основании ч. Юридическая сила итоговых решений Конституционного Суда превышает юридическую силу любого закона кроме, естественно, законов о поправках к Конституции, если они не противоречат положениям главы 1 Конституции , а следовательно, практически равна юридической силе самой Конституции, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям.

Это суждение, которое уже высказывалось в нашей литературе Н. Витруком3, может шокировать, однако если мы вспомним весьма разумное замечание американского судьи Хьюза "Конституция — это то, что о ней говорят судьи", то, наверное, должны будем признать конституционную силу за любым толкованием высшего закона страны, которое дается Конституционным Судом в его правовых позициях.

Исключение из этого могут представлять собой упомянутые случаи, когда Конституционный Суд формулирует временную норму, призванную заменить отмененную им норму закона, или дает толкование нормы закона, обусловливающее его соответствие Конституции. Формулировки соответствующих норм могут быть впоследствии изменены законодателем, хотя и с учетом правовых позиций Конституционного Суда.

Я бы взял на себя смелость высказать мнение, что, создав конституционную юстицию, демократические государства стремятся правовым путем преодолеть то противоречие в современном институте парламента, которое существует между предельно демократическим порядком его формирования, когда парламентарием может стать юридически любой гражданин, и теми весьма сложными и специализированными проблемами, которые парламенту приходится решать и в которых подавляющее большинство парламентариев зачастую в необходимой мере не разбирается.

Это относится, между прочим, и к законодательному регулированию общественных отношений, включая его технику.

Вы точно человек?

Правовая позиция понимается как интерпретация Конституционным Судом какого-либо явления конституционно-правовой действительности правового принципа, нормы, понятия , проведенная при рассмотрении конкретного вопроса дела и выраженная в тексте итогового решения Суда [1]. Одни ученые придерживаются позиции, согласно которой содержание правовых позиций Суда сводится к официальному толкованию Конституции России, хотя Суд нередко выходит за рамки толкования Конституции и отраслевого законодательства то есть признают нормативное значение правовых позиций, при этом считая, что Суд не имеет нормотворческих полномочий в силу принципа разделения властей [2]. В частности Е. В соответствии со ст. В постановлении Пленума Верховного Суда России от 19 декабря г.

Решения Конституционного Суда как источник права в современном правопонимании

Этот вопрос является актуальным как с теоретической, так и с практической точки зрения. Источник права целесообразно рассматривать с точки зрения социолого-антропологического подхода, основанного на диалогической онтологии и методологии 1. Согласно данному подходу человек выступает в качестве важнейшего элемента правовой реальности, которая включает в себя три взаимообусловленных измерения: нормы, правосознание и правопорядок. Существенной характеристикой данного подхода является диалогичность юридического статуса и персонифицированного субъекта. Сущность любого социального явления определяется контекстуально, поэтому важно рассматривать источник права в механизме правового регулирования, что схематично может быть представлено следующим образом: исходная правовая инновация источник права , ее объективизация во внешней форме правообразование и реализация в правопорядке.

Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников. Александрова Марианна Артемовна. Решения конституционного суда российской федерации как источник российского права: диссертация

Особый интерес вызывает вопрос о причислении судебных решений и, в частности, решений Конституционного Суда Российской Федерации к числу источников конституционного права. Этот вопрос неоднозначно решается специалистами.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Регистрация пройдена успешно! Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на. Отправить еще раз.

Исполнение невозможно: почему КС отказался платить акционерам ЮКОСа

Александрова, М. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник российского права : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Актуальность темы исследования.

Постановлением Государственной Думы было установлено, что обычаю голосовать за отсутствующих на заседании депутатов их коллегами ввиду его широкого применения должен быть придан общеобязательный характер. Конституционный Суд Российской Федерации, ссылаясь на правовую позицию, выраженную в п.

Постановления Конституционного Суда России как источники административного права

Страшун заместитель руководителя Научно-аналитического центра конституционного правосудия Конституционного Суда Российской Федерации. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права. Думается, уже можно констатировать, что времена, когда у нас господствовало понимание судебных решений исключительно как актов правоприменения, ушли в прошлое. Сегодня большинство специалистов не сомневается в том, что судебные решения могут носить и нередко носят нормативный характер и, следовательно, представляют собой источник права, притом не только в странах англосаксонской правовой системы, но и в странах континентальной Европы, включая нашу. Тем не менее есть еще немало исследователей права, которые, в сущности, по-прежнему согласны с Ш. Монтескье, утверждавшим, что судья — это говорящие уста закона, и не более. Теоретическая проблема, стало быть, еще остается. В советские времена Верховный Суд СССР, верховные суды республик обладали правом давать руководящие разъяснения по вопросам применения законодательства, и эти разъяснения были обязательны, а значит, были нормами для судов, других органов и должностных лиц, применяющих разъясненный закон см.

Является ли источником права постановление конституционного суда

Мы живем на первом этаже многоквартирного дома. В подвальном помещении постоянно (если не сказать годами) стоит вода (из окошек иногда даже валит пар), в кухне начал проваливаться от влаги пол. Без лишних доказательств в данной ситуации понятно, что наши проблемы возникли из- за недобросовестного отношения работников ЖЭСа к своим обязанностям по эксплуатации и ремонту нежилых помещений (в данном случае - подвального помещения), но как нам это доказать.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права . 1. следовательно, представляют собой источник права, притом не только в . постановления от г., согласно которому "акт суда является.

У всех троих гражданство Украины. В ближайшее время должны получить российское гражданство (по крайней мере я и сын).

В 2017 году была взята ипотека и куплена квартира.

Запрещается размещение сообщений, содержащих высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Запрещается размещение сообщений, содержащих информацию, ограниченную к распространению в соответствии с законодательством, договором или иным соглашением. Запрещается размещение сообщений, содержащих информацию, касающуюся личной жизни граждан, без их разрешения, в том числе разглашение содержания корреспонденции, телефонных и иных сообщений личной переписки, реальных имен и иных личных данных.

Запрещается размещение сообщений, посвященных обсуждению действий или личностей адвокатов, судей, государственных служащих и иных должностных лиц.

Понятно, что высокий уровень наших юристов не позволит им допустить ошибку, но для Вашего спокойствия и уверенности мы отдельно оговариваем пункт об ответственности в заключаемом с Вами договоре.

Мы никому не позволим Вас обмануть и сделаем все положенное, чтобы Вы полноценно пользовались недвижимостью и распоряжались ею по своему усмотрению.

Доверенность написать на ближайших родственников у него тоже вряд ли получится. Если возможность сделать запрос существует, подскажите пожалуйста как это сделать.

Надо ли с этого платить налоги и какие документы мне могут понадобиться (в случае продажи этой валюты). Ответ: Уважаемый Виктор, вы не указали страну, из которой получили наследство. Возможна уплата налогов по законодательству иностранного государства, или двойное налогообложение, если отсутствует соглашение со страной, где находилось наследство.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Урок 3. Защита прав граждан в Конституционном суде РФ
Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. sosectactwe

    ух ти...

  2. Власта

    ООООООООООООО!! Давно хотела посмотреть такое!!!!

  3. acinalra

    раз позыреть можно

  4. ennetnita

    Браво, какие слова..., отличная мысль